Charles Grey
get a decent cup of coffee and then chop your head off with a chainsaw.
рандомный пост за первые числа ноября, который я решил все-таки вытащить из недр черновиков на свет.



жизнь круто изменилась, когда я случайным образом начал учить японский. это достаточно глупая история, но раз уж я (неожиданно!) притащился и решился написать хоть что-нибудь вне кольца черновиков, то почему бы не пару глупостей.
изначально я собирался заниматься шведским. вернее, я сам, может быть, предпочел бы вообще ничего не делать и подгнивать себе дальше в своем проклятом университете, но такое размеренное разложение — постоянная причина огненно-горячего баттхерта у всей моей семьи, которая, к слову, невероятно любит ставить ультиматумы. в этот раз был такой: либо занимайся языками, либо начни работать, либо мы тебя знать не знаем. сразу обозначу факт того, что работать я абсолютно не в состоянии. не только потому, что я ленивый сноб и трухлявый интеллигент (здесь я шучу, конечно, никто в здравом уме не назовет себя и снобом, и интеллигентом; сложно придумать сочетание более глупое и жалкое), но и потому, что гниение на дневном отделении просто не оставляет ни сил, ни времени. поэтому, изобразив энтузиазм, я (и мои чернобокие корабли мыслительного процесса) отправился в энеиду по языковым курсам: искать замкнувшуюся на швеции италию.
сложно представить себе человека, открещивающегося от немецкого энергичнее, чем я. даже клингонский в моем понимании привлекательнее и веселее, чем немецкий, который я проучил около 7 лет (после чего благополучно сошел с ума). за шведский я зацепился одной из отбившихся от основного кордона мыслей. сработали то ли все просмотренные фильмы бергмана, то ли пейзажные зарисовки, то ли просто система несовпадающих совпадений — так или иначе, сама идея шведского показалась мне невероятно привлекательной. в конце сентября я даже умудрился сходить на пару ознакомительных занятий, где в основном безбожно выебывался (oops), поскольку немецкое проклятие позволяло мне более-менее сносно понимать то, что с улыбкой в 32 тысячи зубов предлагали перевести.
все это было прекрасно и удивительно. я таскался по москве от одного скандинавского центра к другому. строил планы и занимался прочими смешными глупостями.
после чего благополучно забыл оплатить обучение.
в ту же секунду (секунду болезненного осознания собственных ошибок) забликовал, подмигивая, рейн.
насколько же это плохая идея, возвращаться к немецкому спустя некоторое время, я понял только когда поднялся (с пугающей быстротой) на лифте на семнадцатый этаж главного здания мгу и у меня заложило разом оба уха. охуевая (oops) от внезапно нахлынувшего приступа дезориентации, я, как дурак и как приведение, ходил по кольцевым коридорам, абсолютно не понимая, что делаю. нужную аудиторию я нашел, случайно плечом влетев в ее дверь.
выложив перед преподавателем примерно миллион своих сертификатов, подтверждающих знание языка, я честно предупредил, что основательно подзабыл все тонкости, что, впрочем, не говорит о том, что я ничего не знаю.
игнорирование документов, нелепо сочетающееся с постоянным требованием оных — характерная и очень неприятная черта (в моем понимании, вообще едва ли не строчка из гимна) мгу. "принесите сертификаты, определим без собеседования", — говорили они. "все равно проходите тестирование", — в следующую секунду говорили они. в общем, несмотря на идеально переведенный текст и адекватное произношение вкупе с хорошим темпом, я все равно умудрился завалиться. на грамматике.
раз уж я здесь, то попробую в очередной раз оправдать самого себя: разумеется, я не помнил, от чего зависит выбор вспомогательного глагола в прошедшем времени. разумеется, я напрочь забыл о преломлении в формах сильных глаголов (кстати, когда я в ответ на "неправильно" выдал "господи, конечно, там же преломление", то в ответ услышал "ну, если хотите называть это сложно, то да, преломление. я называю это просто изменением буквы". в этот же момент я понял, что не имею ни малейшего желания здесь учиться). вообще правила вспоминаются невероятно сложно, когда в последний раз ты их видел четыре года назад.
в общем, я вышел оттуда разочарованным и злым, потому что не собирался тратить еще год, сидя в группе на уровень ниже моего и занимаясь повторением, которое занимает максимум полтора месяца.

и только здесь блеск рейна перекрыло сияние восходящего солнца.
вообще, стоит сказать, что с этого года на журфаке неожиданно перестали работать практически все языковые центры. случилось это благодаря тому, что первому курсу предоставили возможность учить любой язык в принципе. какой захотят. для сравнения, у всех предыдущих курсов такого выбора не было. english, motherfucker, do you speak it?
так что kudos первому курсу и безумному гению (или дерзкому слабоумию) администрации.
каким чудом остался на плаву японский центр — я понятия не имею. у китайского хоть есть оправдания — по факультету, ноя, периодически перекатываются туда-сюда стайки китайцев, которые никого к себе не пускают и по-русски общаться отказываются. тем не менее, японский центр как бы невзначай объявил набор, предлагая пройти собеседование и, в случае успеха, в дальнейшем учить на факультете японский абсолютно бесплатно.
я, абсолютно от балды, решил сходить и попробовать.
точно так же, абсолютно от балды, взял и прошел, потому что на собеседовании пустился в специфику японского кинематографа и плавно перешел к робким одам восхищения в адрес акиры куросавы. молчу уже о том, что то утро я провел в каком-то кафе, решив, что выходной (в среду!) должен начинаться с кофе с ликером и чего-нибудь сладкого.
и понеслось.
удивительным образом я начал даже почти вовремя приходить по четвергам к первой паре — потому что пропуск пусть даже одного занятия по японскому практически гарантированно вызывает зашкаливающие уровни охуевания (oops). часто, среди заданий по конструкциям, которые будут объяснены только на следующей паре, но заданы уже сейчас, среди табличек с катаканой, среди бессмысленных попыток разобраться в порядке написания кандзи, я не понимаю, зачем в это ввязался. будто бы и без этого у меня недостаточно сложный, по-убогому напряженный семестр.
попытки выучить новый язык, возможно, самое увлекательное занятие на свете, но сколько же в нем разочарования, и злости, и усталости, и полузадушенной радости.



в середине августа я, скорее в шутку, чем всерьез, ответил "поехали" на предложение отправиться в питер. и поехал, как ни странно.
еще до того, как тронулся поезд, я решил, что обязательно возьму с собой пару блокнотов и буду вести что-то вроде путевых заметок, и дневника, и описания впечатлений, и черт-знает-чего-еще. разумеется, долго я не продержался. вся моя великая идея в итоге вылилась в несколько коротких отрывков о самом городе и бесконечные странички моих достаточно неинтересных и путанных мыслей.
питер поразил меня своей пустынностью. по городу я ходил, чуть ли не физически ощущая упадок — собственных сил и былого величия "северной столицы". черная, дрожащая вода пугливо и внимательно смотрела из-под каждого моста, из-за каждого гладко вылизанного бока каналов. жил в городе только невский. урчаще-размеренный, он плыл вместе с толпой людей, топчущей грубые камни его чешуйчатой брусчатки. замерло закрытое на реконструкцию адмиралтейство. молчаливый и угрюмый свернулся на площади исакиевский.
в какой-то момент я ощутил себя магнитом, а город вокруг — сплошной железной стружкой.
я один двигал его.
ощущение, надо сказать, более, чем странное. в какой-то мере забавное, но в какой-то — пугающее. любви у меня с спб не получается от слова "совсем". в детстве я мерз там, как сука, и даже роскошные подарки от родителей и постоянные таскания по кафе не спасали от тупого онемения, которое я постоянно испытывал. в этом августе постоянно шли дожди, стена которых не давала выйти дальше, чем за пределы сенной (из всего питера я умудрился поселиться именно на сенной, где каждый вечер местные бомжи-алкоголики устраивали спринт-гонки за бутылку водки и где шатался этот ваш раскольников). в итоге из почти недельной поездки сразу выпали два дня, во время которых я просто лежал под одеялом, выходил только за едой, изредка пытался читать и, в основном, смотрел даунистические сериалы по тнт (кстати, если втянуться, то становится смешно от того, насколько все глупо и не смешно).
в эрмитаж я так и не сходил, потому что вместо того, чтобы как нормальный турист идти к дворцовой, я отправился искать какую-то ебаную (oops) мечеть. поиски больше напоминали праздношатание, но об этом не знает никто, кроме меня.
вообще в питере удивительно тяжело найти хоть что-нибудь. я, как умный и сообразительный, заранее составил себе список мест по всему городу, где обязательно надо попробовать еду. стоит ли говорить, что ни в одном из них я так и не побывал.
вообще я бы скорее назвал такую поездку анти-поездкой, потому что ни одну из особенностей путешествия она не соблюдала. не сказал бы, что мне не понравилось. не сказал бы, что понравилось. точно знаю только то, что я абсолютно не понимаю эту вездесущую любовь к питеру.
возвращаться в москву было легко, приятно и радостно. почему-то все мои путешествия в этом году заканчиваются тем, что я привязан к москве и люблю ее, а она благосклонно принимает меня и мои глупости.
может, я отдельным постом выложу когда-нибудь груду своих записей из спб, но пока что я не могу разобрать там 2/3 написанного (а я ведь старательно писал из рук вон плохо, потому что хотелось иметь блокноты, заполненные каракулями впечатлений. это очень большая глупость. мысли остаются запечатанными).

в мгу вернулся через силу. честно говоря, я очень давно перестал понимать, что я там забыл. большая часть преподавателей ну абсолютно сумасшедшие: одни забыли о том, что они преподаватели, и радостно и бездумно корешатся со студентами, другие включают на поточных лекциях ебаный (oops) comedy club, третьи просто православные священники и предлагают всем помолиться за спасение собственной души. в определенный момент ходить в университет я перестал. в октябре я пролежал около двух недель под кроватью, потому что не мог придумать достойного повода, чтобы выйти из дома, доползти до метро, проехать до библиотеки, выползти из метро, дотащиться до факультета. бездарно провести несколько тягучих, немыслимо длинных часов. слушать невероятно глупые шутки одногруппников. jesus fucking christ. любое времяпрепровождение более полезно, чем пары.
посмотрел вместо лекции фильм? более полезно, чем пара. поспал? более полезно, чем пара. все, что угодно, без шуток, оказывается намного более полезным, чем то, чему людей неумело учат на журфаке. один из профильных предметов, медиасистемы, у нас сейчас ведется просто волшебно, иначе не скажешь. преподаватель молчит весь семинар, пока мои же одногруппники (очень сомнительных интеллектуальных способностей) рассказывают материал за нее. в конце каждого семинара преподаватель раздает темы на следующий семинар. это единственное, что она говорит за полтора часа. по этой хуйне (oops) в конце обучения придется сдавать госэкзамен. знает ли кто-нибудь что-нибудь про медиасистемы? нет. как преподаватель предлагает готовиться? по презентациям, сделанным группой. мммммм, высшее образование.
из забавного: рано или поздно на журфаке каждая группа выпускает газету. мне удивительно не повезло оказаться на должности корректора-редактора в рамках нашего выпуска. так вот, вежливое предупреждение братьям-гуманитариям: никогда не соглашайтесь на эту работу, вы сойдете с ума.
я был морально готов к тому, что все будет не очень хорошо со стилистикой и пунктуацией, это абсолютно нормально — в собственном тексте половину времени вообще не видишь ничего, кроме своих идей. но блядь (oops). за эти пару недель выпуска и подготовки материалов я видел вещи, в которые, честно говоря, абсолютно не верил. например, фразу "слово было предоставлено декану факультета журналистики, но на тот момент она еще не подошла".
чаще всего я занимался не коррекцией, а полным переписыванием текста заново, потому что уж проще сделать все самому, чем еще раз довериться хлебушкам.
магическим опытом была вычитка интервью в двадцать четыре тысячи знаков.
как я не умер, не знаю, но газету я сдал в печать 21 октября и сам себе поклялся, что никогда больше этой хуйней (oops) заниматься не буду.

недавно кто-то на философии (после моего гениального (ах, возможность льстить самому себе на своих же страницах собственного тщеславного дневника!) вброса о ницще и его идее о религии как о низшем метафизическом утешении) сказал, что те, кто не читал библию, верят меньше чем те, кто читал. ах, лицемерная самонадеянность религиозного снобизма. ах, показательное сияние задымленного разума.
vanity of vanities, all is vanity.

preach.

@музыка: Radical Face - Holy Branches;

@настроение: bored to tears;

@темы: (500), lifelines, somehow I'm not impressed